Библиотека в кармане -русские авторы


Аарх Андрей - М


Андрей Аарх
М.
Маленькие подарки, материальные кусочки любви, фарфоровые фигурки,
цепочка, рубашки, полосатые штаны, пушистый свитер - наверное пойдет для
катания на лыжах, портмоне, я не ношу портмоне, ну ладно, пусть будет,
подарю кому-нибудь, книжка - Сартр, хм, странный выбор, желтые носки - я
подумала они такие смешные, пригодятся тебе для дома, еще одни носки, на
этот раз серые с белой полосой - для лыж? игрушечная кошка - не знаю кому,
такая у нее морда славная - я и купила, коричневый шарф - о, я как раз
такой хотел, пижама, перчатки...
Приехав родители не раздеваясь лихорадочно распаковывают чемоданы,
извлекая на свет новые доказательства заботы. Мне всякий раз думается что
в их сознании я так и остался плохо одетым и вечно нуждающимся студентом,
иначе чем объяснить эти чемоданы вещей, красивых и не очень, теплые
штанишки, полосатые носовые платки...
- Мам, ну не носят здесь носовые платки, все больше бумажные салфетки -
их стирать не надо.
- А ты посмотри, какие красивые, лиловые, цвет такой нежный, возьми,
пусть лежат.
Я беру, чемоданы пустеют, мой гардероб пополняется на глазах, и
большинство вещей я никогда не одену.
Собака сходит с ума, пытается залезть им на руки и на постель, что-то я
не припомню чтоб он меня так любил, неблагодарная тварь
- Роланд, фу! Роланд, пошел на место, - но он меня не слушает, он
помнит их еще маленьким щенком, до того как мы с ним уехали, он чуть не
писяется от радости и умиление написано большими буквами на его морде на
всех известных собакам языках.
Он лижет им руки, подставляет живот - почесать, щурит глаза и прижимает
уши не переставая поскуливать от радости. Он спит теперь у них под дверью
- каждое утро я переношу его кровать на место, а он каждый вечер
перетаскивает ее обратно поближе к ним.
Они не хотят никуда идти
- Хватит, в тот раз мы уже смотрели ваш Манхэттен, нам очень
понравилось.
Она готовит, крутится на кухне, варит, жарит, печет
- Мам, мы не съедаем все, и холодильник уже забит. И зачем ты купила
этот хлеб, ведь есть уже и белый и черный
- Этот с семечками и корочкой. Те уже черствые, сделай лучше папе
кофе...
- Да, ты помнишь как? - принимает участие в разговоре папа.
- Две ложки кофе, ложка сахара, - хором говорим мы с ним, я добавляю -
и пол-ложки воды.
- Нет, пол чашки, - поправляет он.
Чайник свистит и плюется. Я наливаю, стараясь рассчитать ровно пол
чашки, он фыркает паром и брызгами, папа с удовольствием берет у меня из
рук горячую посудину.
- Правым глазом ничего не вижу, - делится со мной он.
- Серьезно? - спрашиваю я, - а ну, закрой левый глаз.
Он послушно закрывает левый глаз, а я подставляю ему под нос дулю,
отказываясь верить в серьезность сказанного и надеясь услышать что-то
вроде "Ну нет, такое уж я увижу", - но он молчит, доверчиво ждет пока я
велю открыть глаз, мама с укоризной смотрит на меня, мне становится
нестерпимо стыдно и не зная что сделать я предлагаю ему пирожное.
Надо купить всем подарков.
- Мам, ну сколько можно ходить по магазинам, вы же не на шоппинг сюда
ездите.
- Что я могу поделать, они же ждут. Они все думают что после поездки в
Америку люди должны возвращатся с горой подарков. Кроме того надо признать
- они живут хуже чем мы.
Настроившись служить гидом и переводчиком я тащусь в магазин, поход
куда - самый большой подвиг для меня. Я морально готовлюсь провести здесь
весь день, но на третьем часу меня не хватает, я сдаюсь, но не в силах
признать свое поражение постоянно срываюсь и ры