Библиотека в кармане -русские авторы


Абакумов Артем - Душная Ночь


Артем Абакумов
Душная ночь
Варпуку что-то не спалось этой ночью. Он для приличия поворочался на
узком пятачке своего прокрустова ложа, и тут же огромное лезвие ножа
плотоядно рубануло по краю кровати, как бы проверяя, не высунулась ли
какая-нибудь часть Варпука за пределы дозволенных норм. Варпук дико
прищурился на нож - вот уже двадцать четвертый год его втискивали в
привычные рамки, а он никак не мог привыкнуть к железу.
За перегородкой что-то беспокойно заерзало, и тут же со скрежетом
сработал нож у соседа.
- Ничего не повредило? - привычно осведомился Варпук. - Мне вот тоже
что-то не спится.
За перегородкой снова зашевелилось, но промолчало.
Откуда-то из сумерек появился жирный хозяйский единорог.
- А-а, привет! - Варпук потянулся за куском сала для единорога - он
любил это пухлое неуклюжее животное, которое мышей не ловило, но одним
своим появлением распугивало всех жаб в округе, а вот жаб-то Варпук
терпеть не мог.
Варпук погладил единорога и прислушался: за перегородкой сдержанно
ссорились. "Вот так всегда, - подумал он, как обычно. - С вечера шипят
друг на друга, а с утра, как очнутся, так воркуют, голубки".
- У вас свет есть? - спросил в перегородку Варпук.
Там перестали ссориться и напряженно замолчали, но начал орать
ребеночек. "Живут люди, - почему-то подумал Варпук, - надо бы и мне
жениться, вот только бороду подстригу".
Единорог тем временем перестал чавкать и лениво поплелся куда-то в
потемки, с трудом протягивая свое раздобревшее тело через дверной проем.
Стена напротив перегородки была капитальной, с маленьким, закрашенным
снаружи окном. В яркий солнечный день толстый слой краски на окне начинал
немного светлеть, но света краска все равно не пропускала.
У Варпука, таким образом, было три мечты: жениться, увидеть свет в
окошке и поставить дверь в пустой дверной проем. Он видел такие двери в
кабинетах Канцелярий, но тут их иметь не полагалось. Считалось, что никому
ни от кого ничего скрывать не надо, но Варпуку иногда хотелось отдохнуть
от любопытных взглядов соседей в дверном проеме.
Варпук уже почти заснул, как тут произошло новое событие: откуда-то из
коридора, а, может, от соседей, прилетела, судя по басовитому гудению,
большая навозная муха и стала истерично тыркаться в светлый глаз
телевизора (до окончания передач было еще далеко). С минуту муха пыталась
влезть в светлый мир голубого экрана, а потом вдруг полетела биться в
окно. Это настроило Варпука на новую волну размышлений.
"Странно, - подумал он, - каждый вечер повторяется одно и то же с этими
мухами. И самое интересное - как это они догадываются, что выход может
быть только за окном, когда за ним не видать ни капли света?"
Варпук, может, и открыл бы окно, чтобы выпустить муху, но окно было
надежно, намертво забито и замазано хозяевами.
Варпук прислонился лбом к прохладному стеклу. Он видел в отражении свою
нестриженную бороду и думал: "Все же надо подстричь бороду и попробовать
жениться - может, тогда и про окно позабуду думать. Буду ради семьи жить".
Вот с такими невеселыми мыслями Варпук возвратился на свою койку и,
неловко устроившись на боку, чтобы не упасть на пол, вдруг ощутил
неприятное скользкое прикосновение. Истерично взвизгнув, Варпук вскочил на
табурет. Тут же с лязгом просвистело перед носом лезвие ножа и ушло в
специальные ножны на полу - визжать по ночам не разрешалось.
"Вот тебе и жаба на тепленькое в постельку прискакала. Мерзость какая.
Сейчас я ее..." Варпук схватил заготовленную с вечера