Библиотека в кармане -русские авторы


Абаринова-Кожухова Елизавета - Холм Демонов 2 (Дверь В Преисподнюю)


ЕЛИЗАВЕТА АБАРИНОВА-КОЖУХОВА.
ДВЕРЬ В ПРЕИСПОДНЮЮ
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБОРОТЕНЬ *
x x x
ПРОЛОГ
Зала Поэтов была полна народу - ждали короля Александра. Безмолвные слуги в ливреях с потускневшей позолотой вносили и расставляли на низеньких
столиках кувшины с вином и блюда со скромною закуской. Поэты, барды и
менестрели - обнищавшая публика, именующая себя "служители муз" - числом
около дюжины, располагались в самых живописных позах на невысоких мягких
стульях вдоль стен, которые вместо доспехов и охотничьих трофеев украшали
пожелтевшие пергаменты со стихотворными строчками, вставленные в узорчатые
рамки. Выше, почти под самым потолком, высоким и закопченным, тускнели
несколько узких окон, через которые с улицы проникал неверный вечерний свет,
так что Зала почти утопала в сумраке.
Юный паж в черном бархатном камзольчике, черном же трико и изящных черных сапожках, устроившись в самом темном углу Залы и время от времени встряхивая непокорными кудрями, выбивающимися из-под пурпурного берета, с нескрываемым любопытством разглядывал собравшихся - дам в некогда роскошных
ярких платьях и господ, чей наряд в большинстве случаев больше напоминал
шутовские кафтаны. Лишь двое не вписывались в общую картину. Один из них был
господин неопределенного возраста в безукоризненном черном фраке, а другой
- молодой парень в мешковатых штанах и рубахе, подпоясанной пеньковою веревкой. Он смущенно перебирал в руках какие-то листки и явно чувствовал
себя не в своей тарелке.
Вдруг загудели невидимые рожки, и в Залу шаркающей походкой вошел Его Величество король Александр - пожилой сутуловатый человек с добродушным,
чуть полноватым лицом, в слегка потрепанной горностаевой мантии и в короне,
сдвинутой немного набекрень. В руках он держал большого белого кота с
кожаным ошейничком. Все, кто был в Зале, вскочили с мест и почтительно
склонились. Король милостиво кивнул и уселся на кресло резного дерева - оно
стояло на небольшом возвышении как раз возле той стены, на верху которой
были окна.
- Садитесь, господа, - печально махнул рукой Александр, и все опустились на свои места. - Что-то у нас темновато сегодня...
Слуги тут же зажгли свечи на нескольких медных канделябрах, и в Зале стало как будто чуть светлее, но в то же время и ее запущенность стала еще более явственной.
Хотя паж в своем уголке и старался ничем не выдать своего присутствия, но король Александр, обозрев Залу, тут же выхватил его взором.
- Подойди ко мне, юноша, - поманил он пажа еле заметным движением руки. Тот приблизился к королю и почтительно опустился на одно колено. -
Твой хозяин, боярин Василий, столь скоро покинул замок, что я даже не успел оказать ему должных почестей, как посланнику брата Дормидонта. Как зовут тебя, мой юный друг?
- П-перси, - немного запнувшись, ответил паж.
- Красивое имя, - кивнул король. - Не откажись же, Перси, от чести пребывать подле меня, пока мы будем услаждать свой слух высокой поэзией.
- Ваше Величество очень добры ко мне, - церемонно ответствовал Перси. Слуги поднесли к королевскому креслу низенькую скамеечку, на краешек
которой паж и присел.
- К тому же, - добавил Александр уже тише, - господин посланник назвал тебя ценителем изящной словесности. - И, несколько возвысив голос,
король произнес: - Поэтический вечер объявляю открытым. Сегодня у нас в
гостях... - Однако его слова внезапно прервались сухим кашлем. - Осень, -
покачал головой король, - она меня сведет в могилу. - Александр грустным
взором обвел Залу. - Вина, - негромко





    




Книжный магазин