Библиотека в кармане -русские авторы


Абаринова-Кожухова Елизавета - Тайны Старой Усадьбы (Дверь В Преисподнюю - 2)


ЕЛИЗАВЕТА АБАРИНОВА-КОЖУХОВА
ДВЕРЬ В ПРЕИСПОДНЮЮ
***
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ТАЙНЫ СТАРОЙ УСАДЬБЫ
***
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Небо дышало осенью, но солнышко блистало почти по-летнему, хотя и явственно
отдавало октябрьским холодком. По Кислоярско-Прилаптийскому шоссе, также
именуемому Северным трактом, резво катился "Запорожец" белой окраски, капот
которого почему-то был украшен огромной эмблемой "Мерседеса". Видимо, по
этой причине хозяин автомобиля, Александр Мешковский, очень обижался на
своих знакомых и на автоинспекторов, когда те называли его машину
"Запорожцем", сам же именовал ее исключительно "Мерседесом" и даже всерьез
подумывал, чтобы сзади пририсовать масляной краской число "600".
Не всегда успешно объезжая многочисленные ямы и колдобины, господин
Мешковский разглагольствовал о своей нелегкой работе рекламного менеджера,
совсем не заботясь о том, слушают ли его пассажиры, сидящие на заднем
сидении:
- На днях я открываю офис, а через неделю собираюсь лететь в
Сан-Франциско, где у меня заявлена немаловажная репрезентация. И если она
пройдет успешно, то я перенесу свою деятельность на Африканский континент
- ко мне поступили заманчивые предложения из Кот д'Ивуара и Буркина-Фассо.
А вообще-то моя заветная мечта - поселиться в Вене, но сначала нужно
забронировать место на приличном кладбище, поскольку я отнюдь не хочу,
чтобы меня предали земле столь же нелицеприятного, как великого Моцарта...
Пассажиры, а именно московская журналистка Надежда Чаликова и ее
Кислоярский коллега, сотрудник ряда тяготеющих к "желтой прессе" газет
Ник Свинтусов, догадывались, что Мешковский имеет такое же отношение к
рекламному бизнесу, как его автомобиль - к "Мерседесу", но вежливо слушали
и даже сочувственно кивали. Они уже знали, что любое возражение Александр
принимал очень близко к сердцу - тут же бросал руль, начинал горячиться и
жестикулировать, напрочь забывая о том, что делается на дороге.
Между тем с каждым километром вид за окном становился все более печальным и
запущенным - заросшие густым бурьяном бывшие колхозные поля перемежались
подернутыми осенью перелесками, из-за которых прохладный ветерок доносил
запах торфяных болот.
В отличие от Свинтусова, Надя уже не впервые ездила по этому шоссе и знала,
что через пару километров должна показаться деревушка Заболотье, а если
проехать еще дальше, то с дороги можно будет увидать пригорок, увенчанный
двумя каменными столбами - так называемое Горохово городище, или Холм
Демонов, который суеверные люди предпочитали обходить стороной, ибо там, по
преданиям, обитает всяческая нечисть. И лишь очень немногие ведали, что
этот неприметный с виду холм представляет собою своего рода "окно", через
которое можно попасть в "параллельный мир" - в Царь-Город, соответствующий
Кислоярску, в Белую Пущу и даже в королевство Новая Ютландия. Однако
"Мерседес" Мешковского, разумеется, держал путь в несколько ином
направлении.
Сбавив скорость перед примыкавшей к шоссе проселочной дорогой, в начале
которой стоял покосившийся столбик со знаком "тупик", господин Мешковский
повернул именно туда.
- Непосвященные пускай себе и дальше пребывают в приятном неведении, будто
бы эта дорога теряется среди болот, - подмигнул Александр своим спутникам,
- но мы-то с вами знаем, что на самом деле она ведет в Покровские Ворота.
Собственно говоря, усадьба со столь необычным названием и была конечной
целью путешествия: Мешковский туда ехал в качестве давнего приятеля ее
владельца, а Чаликова и Свинтусов -