Библиотека в кармане -русские авторы


Абдулаев Чингиз - Альтернатива 2


АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ ДУРАКОВ
Чингиз АБДУЛЛАЕВ
- Такова жизнь, - пожал плечами Бурлаков, - это диалектика. Всегда кто-то оказывается съеденным. Раз есть хищники, должны быть и жертвы.
- Закон джунглей, - усмехнулся Горохов, - выживает сильнейший.
- Вы сегодня настроены меланхолично. Идемте к машине. Становится холодно.
- Наше правительство могло бы наградить этих ребят. Хотя бы посмертно, - негромко заметил Горохов.
- А за что? Чем мотивировать награждение? Достаточно того, что мы знаем об их мужестве.

А семьи получат приличные пенсии.
- Вы циник?
- Сентиментальность нынче не в моде. Мы победили и остались в живых. Все остальное - альтруизм, морализирование.

Мы были альтернативой греху. И мы победили. Потому что дрались за правое дело.
- Нет, - убежденно сказал Горохов, - альтернатива греху - служение дьяволу, полковник. Грешник - верует. В Бога. Грешит, но верует.

И оттого он - с Богом. А мы с вами... Вы в Бога верите? Вот и я тоже. И оттого мы не с Богом.
Тогда с кем? То-то... - И, разорвав конверт на мелкие кусочки, Горохов бросил обрывки в реку и зашагал, сильно хромая, к машине.
- Подождите! - крикнул озадаченный Бурлаков. - Тогда почему Бог допускает подобную альтернативу?
Горохов повернул голову, подумал немного и сказал:
- Может, потому, что он оставляет людям право выбора?
И зашагал дальше.
Вступление
- На выход, - раздался громкий голос, и он легко поднялся. Сокамерники молча смотрели ему вслед.
Длинный коридор, лязг тюремных дверей, следующий коридор. Привычные крики надзирателей. Привычные возгласы конвоиров. Еще один коридор.

Еще одна дверь.
- Стоять. Руки за спину, - еще одно напоминание.
Они вошли в комнату. Сидевшие за столом двое офицеров мрачно посмотрели на вошедшего. Конвоир тяжело дышал за спиной.

Офицеры ждали привычного рапорта. Но он упрямо молчал. Наконец один из них спросил:
- Чего молчишь, Счастливчик? Язык проглотил?
- Жду, чего вы мне скажете, - усмехнулся он, нагло глядя в глаза офицерам.
Они переглянулись - Свободен, - сказал один из них конвоиру.
Тот молча вышел из комнаты. Один из сидевших за столом был в форме полковника, другой - подполковника. Полковник, отпустивший конвоира, покачал головой и сказал своему заместителю:
- Знает ведь все заранее. Их "почта" лучше нашей работает.
- Кончай темнить, начальник, - усмехнулся заключенный, - если бы даже я не знал, то уже давно бы догадался. Моя бумага к вам пришла. Правильно?
- Правильно, Счастливчик, все правильно. Твои дружки тебе срок скостили.
Бумага пришла о твоем освобождении. Вместо положенных десяти срок тебе сократили до четырех. С учетом твоего предварительного заключения мы тебя обязаны сегодня отпустить.

У тебя есть какие-нибудь вопросы?
У заключенного была приятная внешность: коротко подстрижен, волевой подбородок, несколько вытянутые скулы, нос с небольшой горбинкой, голубые глаза. Он улыбнулся еще раз, демонстрируя свои прекрасные зубы. И отрицательно мотнул головой.
- Жалобы у тебя какие-нибудь есть, претензии всякие или просьбы? - прохрипел подполковник.
- Нет. Здесь прямо настоящий курорт был.
- Курорт, - повторил, багровея, подполковник, - попадешь ты еще раз к нам... Я тебе курорт устрою.
- Это вряд ли, подполковник, - засмеялся заключенный, - нас два раза подряд в одну и ту же колонию не посылают. Боятся, что мы вашу паству совращать будем. Ты ведь порядки знаешь.
- Пошел вон, - разозлился подполковник.
Заключенный повернулся, чтобы выйти, когда его остановил полковник.
- Документы и свои вещи получишь у Вор