Библиотека в кармане -русские авторы


Абдулаев Чингиз - День Гнева


det_espionage Чингиз Абдуллаев День гнева Покушение на жизнь министра финансов, к счастью, по чистой случайности оказалось неудачным. Однако — кто может быть уверен, что суперпрофессиональный киллер, получивший дорогостоящий заказ, не повторит свою попытку снова?

Агент Дронго, который начинает расследование, уверен в одном: чтобы остановить убийцу, необходимо прежде всего найти заказчика. Вот только — как отыскать убийцу среди множества людей, которым министр успел помешать, единственного, действительно решившего убрать его с дороги? Ведь времени на размышления у Дронго просто нет...
ru ru Ego ego1978@mail.ru FB Tools 2006-03-07 OCR & SpellCheck: Zmiy EGO-E2A5750E-7B28-45D1-82AA-0AFAB6E4A258 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
День гнева АСТ 2002 5-17-012438-4 Чингиз Абдуллаев
День гнева
Гнев есть оружие бессилия
С.СегюрНачало
— Слепнев, на выход! — крикнул дежурный, гремя ключами.
Приделанная к двери цепь позволяла открыть ее ровно настолько, чтобы из камеры можно было выходить только по одному. Зэк кивнул сокамерникам и не торопясь вышел в коридор.
— Руки за спину, — приказал дежурный, — вперед!
Слепнев выполнил приказ и двинулся к выходу.
— Послушай, полковник, — раздался за спиной у него горячий шепот, — как только выйдем, я тебя передам постовому контролеру. Вместе с ним дойдешь до стены. Там будет веревка.

Понял?
— Понял, — не оборачиваясь, ответил Слепнев. Он так давно ждал этого дня!
— Иди, иди, — заторопил дежурный, заметив, что в конце коридора появился кто-то посторонний.
Когда подошли к выходу, дежурный открыл одну дверь, затем вторую, они спустились с лестницы и очутились в другом, более коротком коридоре, где за решеткой их вот уже пятнадцать минут, нетерпеливо поглядывая на часы, дожидался постовой контролер. Он видел Слепнева впервые, но понимал, что именно этот человек резко изменил его жизнь.

Контролер ни о чем не жалел. За такие бабки стоило не только распрощаться с работой и поменять место жительства, но и при необходимости с оружием в руках проложить путь к побегу этого заключенного.

Он только не понимал, какую такую ценность представляет собой этот отставной полковник. Главное, это было контролеру на руку, и он кивнул дежурному, зная, что тот тоже получил довольно-таки солидный куш.
— Это он? — на всякий случай негромко спросил контролер, с интересом глянув на седовласого, чуть выше среднего роста заключенного. Сопровождавший узника дежурный кивнул, открывая дверь и пропуская заключенного. Потом, не оглядываясь, зашагал обратно.

Его задача была доставить узника до этого коридора. Поэтому ему заплатили не так щедро, как контролеру, сопровождавшему заключенного дальше. Но даже полученные двадцать тысяч долларов были для него целым состоянием, таких денег он не смог бы заработать и за десять лет честной службы в тюрьме.
Он знал, что через несколько часов будет объявлена тревога. Начнутся допросы, подозрения, обвинения. Но деньги он уже надежно спрятал, а побег этого опасного заключенного можно списать на постового контролера, исчезнувшего вместе с узником.

И сейчас надзиратель думал больше о приваливших ему деньгах, чем об узнике, все еще удивляясь, почему за него отвалили такие бабки. В отличие от контролера он хорошо знал заключенного, но здраво рассудил, что большие деньги просто так никто не платит.
В этой тюрьме сидели особо опасные преступники и криминальные авторитеты. Это была своего рода тюрьма в тюрьме. Девятый корпус, или сизо номер четыре, охранялся с особой строгостью. Тюрьма, известная в народе как «Матросск