Библиотека в кармане -русские авторы


Абдулаев Чингиз - Дронго 01


ДРОНГО
ГОЛУБЫЕ АНГЕЛЫ
Чингиз АБДУЛЛАЕВ
Анонс
Эксперт-аналитик Дронго живет в ожидании телефонного звонка. Каждый день, каждый час. На этот раз его вызвали в США. Целая цепочка загадочных убийств и никаких следов.

Но Дронго знает: преступник всегда оставляет следы, даже если он человек-невидимка...
ЧАСТЬ I
ВСТРЕЧА
Преступные организации, организующие торговлю и контрабанду наркотиков, располагают самыми современными техническими средствами, хорошо налаженной агентурной сетью и большим, разветвленным штатом исполнителей. Борьба с ними в современных условиях становится еще более тяжелой, чем раньше.
Из доклада Постоянного комитета экспертов по предупреждению преступности и борьбе с ней при Экономическом и социальном совете ООН
Белград. День первый
Самолет взял курс на Белград. Привычно гудели моторы, заглушая другие шумы. Пассажиры дремали в своих креслах.

Приветливые стюардессы разносили чай, кофе, соки.
- Кофе, месье? - обратилась одна из них к пассажиру, сидевшему в третьем ряду.
- Да, пожалуйста. - Он кивнул головой, улыбаясь. Крепкий обжигающий кофе сейчас пьют не только на его родине, и он не видел причины отказываться от него здесь, далеко от родного города. Шарль Дюпре - так теперь его зовут.

И это имя будет с ним в течение всего дежурства. Собственно говоря, региональные инспектора сменяются два раза в год - так изнурительна и невероятно тяжела их работа. "Больше не выдерживает практически никто, если, конечно, дотягивает до конца срока, - подумал Дюпре. - Из пяти региональных инспекторов, дежуривших до меня, только двое вернулись домой.

Что за проклятый сектор "С-14"!" Вот и сейчас он летит на место раньше времени. Дюпре вспомнил - в шифровке особо обращалось внимание: посланный до него региональный инспектор с двумя помощниками исчез и до сих пор не подает никаких известий, что категорически запрещено уставом.
Он достал паспорт. С фотографии на него смотрело лицо молодого человека лет тридцати - тридцати пяти. Округлый подбородок, добродушные карие глаза, модная прическа делали его меньше всего похожим на суперагента, которым; в сущности, он никогда себя не считал.
Люди, подобные ему, всегда избегали громких фраз, как не любили вообще много говорить, потому что сама работа не располагала к словоблудию, но, когда они возвращались домой, наступал феномен "реанимации", как его шутливо называли инспектора. Дюпре дежурил уже дважды, правда, в других квадратах, но каждый раз, возвращаясь домой усталый и счастливый, он, как и другие, не хотел быть один. Потребность простого человеческого общения, когда не надо лгать и изворачиваться, хитрить и приспосабливаться, быть предельно внимательным и настороженно следить за своими собеседниками, была так велика, что ее не могло заглушить даже огромное чувство усталости.
Шарль помнил свое первое дежурство. Новичков, как правило, не посылали в трудные районы, понимая, сколь сложна будет такая работа даже для профессионалов, очутившихся в незнакомой обстановке. Обычно инспекторам давали двух-трех помощников для более успешного ведения дел.

Но тогда, в первое его дежурство, помощников у Дюпре не было - район считался спокойным и тихим. Если не считать двух-трех "мелких происшествий", можно было докладывать, что первое дежурство прошло спокойно. Во всяком случае, в своем отчете он так и указал, "забыв", что во время этих "мелких происшествий" он был ранен в кисть левой руки. Подробности своего ранения Дюпре предпочитал не вспоминать, но региональный комиссар, узнавший об этом (до сих