Библиотека в кармане -русские авторы


Абдулаев Чингиз - Дронго 12


ИДЕАЛЬНАЯ МИШЕНЬ
Чингиз АБДУЛЛАЕВ
Анонс
Счет идет на недели, затем - на дни. Если Дронго не сумеет отыскать директора нефтяной компании "ЛИК", то рассыплется с таким трудом собранное прокуратурой дело о колоссальных хищениях. Кроме Дронго, за директором "ЛИКа" охотятся две конкурирующие группы уголовников.

Но Дронго, расставив всех участников драмы подобно фигурам на шахматной доске, начинает разыгрывать партию. Начинает черными и...
Ибо вы пойдете неторопливо и не побежите; потому что впереди вас пойдет Господь, и Бог Израилев будет стражем позади вас.
Исайя, 52:12
Господи! Путеводи меня в правде Твоей, ради врагов моих; уровняй предо мной путь Твой.
Псалтирь, 5:9
НАЧАЛО
Москва. 12 апреля
Я слоняюсь по магазину, стараясь не обращать внимания на этих двух типов, - назойливая парочка то и дело попадалась мне на глаза. В какой-то момент мне даже стало обидно: неужели я не заслужил ничего поприличнее этих дилетантов, которые боятся меня потерять даже здесь, в охраняемой зоне международного аэропорта?

Прилепились ко мне как приклеенные. Потом я увидел третьего. Вернее, я его вычислил. Судя по тому, как эти двое нервно оглядывались по сторонам, было ясно, что они выполняют роль "дурачков", усердно стараясь обратить на себя мое внимание.

А вот тот, третий, он явно классом повыше. Сидит в кресле, спиной к магазинам, и делает вид, что читает газету. И все было бы отлично, если бы не демонстрация абсолютного спокойствия.

Даже когда рядом заплакал ребенок, он не повернул головы, словно ничего не слышал.
Только однажды чуть наклонился, ничем, правда, не обнаруживая своего интереса, когда мимо него прошел один из "приклеившихся" ко мне субъектов, но именно в это мгновение я понял, что вместе со мной в Амстердам полетит именно он - широкомордый незнакомец.
К этому времени мне было уже все равно, кто именно полетит и сколько их будет. Я уже знал, что в самолет войду не один. Самый легкий и самый тяжелый выход из создавшегося положения.

Легкий потому, что мне нечего опасаться, хотя бы в самолете, а тяжелый... Ну это особый разговор. Если бы со мной никто не сел в самолет, я бы очень удивился. Вернее, не так...

Я бы расстроился. Нет, я бы огорчился. Да, да, именно огорчился.

Если бы вдруг мои преследователи не проявили пристального интереса к моей персоне - это было бы странно.
Два типа кружились вокруг, явно не зная, что им еще делать. Задания на мою ликвидацию они не получали. Это было понятно еще до того, как я появился в Шереметьеве.

Если бы меня не хотели выпускать за рубеж, вполне могли бы перехватить до того, как я приехал в аэропорт. Или хотя бы не допустить до пограничников.

После того как мне проставили в паспорте разрешение на выезд, убийство автоматически становилось делом весьма нерентабельным. Пришлось бы объяснять целой ораве пограничников, таможенников и сотрудников аэропорта, как могло получиться, что в абсолютно закрытую международную зону аэропорта проникли убийцы с оружием в руках.
Я уверен, что у них есть оружие. И нисколько не сомневаюсь, что при желании они бы нашли и убили меня даже в этой "ничейной" зоне, куда могут проникать только пассажиры, вылетающие за рубеж. Как им удалось пронести оружие на столь сурово охраняемую территорию?

Я даже не хочу думать об этом. Конечно, им помогли. Конечно, у них повсюду свои, купленные люди. Верить в честность наших таможенников либо пограничников может только идиот.

После августовского кризиса в нашей стране не осталось людей, даже притворяющихся честными. Все остатки нравстве





    




Книжный магазин