Библиотека в кармане -русские авторы




Абдулаев Чингиз - Инстинкт Женщины


det_espionage Чингиз Абдуллаев Инстинкт женщины Что чувствует человек перед смертью? Страх, ненависть к тому, кто может убить его в любую минуту? Марина не испытывала ничего.

Она просто шла за ним в машину… Полковник внешней разведки Марина Чернышева проявила чудеса изобретательности, недюжинный ум и выдержку, чтобы внедриться в те сферы, где решается судьба страны. В качестве личного секретаря-референта она завоевала доверие одного из самых могущественных олигархов России. Теперь же в руках Валентина Рашковского не только один из крупнейших капиталов мира, не только рычаги управления мафиозными структурами, но и жизнь разоблаченного агента.
Ранее роман «Инстинкт женщины» выходил под названием «Дамы сохраняют неподвижность».
ru ru Ego ego1978@mail.ru FB Tools 2006-03-08 OCR & SpellCheck: Zmiy EGO-78-E67D1567-D1AD-408E-93AD-185DA1E019B9 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Инстинкт женщины Эксмо-Пресс 2002 5-04-009544-9 Чингиз Абдуллаев
Инстинкт женщины
…ибо если кто будет делать
эти мерзости, то души делающих это
истреблены будут из народа своего.
Левит, XVIII, 29…Они сидели друг против друга. Один задал вопрос и ждал ответа. Другой ждал, когда тот, кто пригласил его на эту встречу, наконец назовет имя человека, которого приговорил к смерти.

Первый готов был заплатить сумму, о которой второй мог только мечтать. Кто же эта жертва, за которую назначена такая уйма деньжищ?
Но первый медлил. Он словно решал, как ему поступить, ведь после того, как он произнесет имя, отступление уже невозможно. И он медлил, представляя себе реакцию собеседника.

Кроме того, он хорошо представлял себе все последствия своего решения.
— Какой срок ты можешь гарантировать? — спросил, все еще колеблясь, первый.
— Это зависит от того, чье имя вы назовете. Если обычный чиновник или банкир, его можно убрать за несколько дней. Если политик, чуть дольше.
— Нет-нет, это не политик. И не просто банкир. У него серьезная охрана.
— Большая?
— Да. Очень большая и хорошо обученная.
— Надеюсь, вы не имеете в виду президента страны или премьер-министра? — позволил себе пошутить исполнитель.
— Нет, — без тени улыбки ответил заказчик, — их убрать гораздо проще, они постоянно на виду.
— Назовите имя. Все равно я должен его узнать.
— А я должен знать, что ты согласен.
— Раз я сюда приехал, значит, согласен выполнить любой заказ.
— Это не любой. Это очень непростой заказ.
— Тогда, в конце концов, назовите мне имя.
Заказчик достал из кармана фотографию. Протянул исполнителю. Тот с улыбкой взял фотографию, взглянул на изображение человека, стоящего рядом с его собеседником, и улыбка постепенно начала сползать с его лица.

Он изумленно взглянул на заказчика.
— Не может быть, — сказал он растерянно, — ведь это…
— Ты его узнал?
— Но это сам Валентин Давидович Рашковский, — шепотом произнес исполнитель, невольно оглядываясь.
Заказчик быстро взял у него фотографию и положил в карман. Он испытующе смотрел на собеседника, словно решая, можно ли было вообще доверять ему такую тайну.
— Но как вы можете? Вы же с ним… Он ведь ваш друг… Все говорят, что вы его самый верный человек.
— Французы говорят: «Предают только свои». Слышал такое выражение?
— Да, конечно, слышал. Но вообще-то… это невозможно.
— Ты не согласен?
— Я не думал, что это он.
— Ты согласен или нет?
— Убрать Рашковского, — задумчиво сказал исполнитель, — это очень сложно. Вы знаете, как это сложно? Это невозможно.
— Знаю, — сурово ответил друг приговоренного. — Именно поэтому я и обратился к тебе. Его нужно немедленно убрать.
— Все гово