Библиотека в кармане -русские авторы




Абдулаев Чингиз - Пепел Надежды


det_espionage Чингиз Абдуллаев Пепел надежды Самолет, который вез в Европу из маленькой южной страны ближнего зарубежья огромную сумму денег, просто исчез. Словно бы растворился в воздухе где-то над Кавказом. Так начинается новое дело агента Дронго.

Самолет, наверное, можно найти — хотя и ценой отчаянных боев и многих человеческих жизней. Однако чем дальше Дронго ведет это совершенно простое, на первый взгляд, расследование, тем явственнее он понимает — что-то не так, потому что в охоту за миллионами явно вмешался кто-то еще, кто-то, не связанный с боевиками.

Кто-то, кто пока что опережает Дронго и его команду на шаг. Но от этого шага зависит все.
ru ru Ego ego1978@mail.ru FB Tools 2006-03-04 OCR Leo’s Library EGO-4736596E-6F1F-4B2A-BC8D-F786CABA8AEB 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Пепел надежды АСТ 2001 5-17-009008-0 Чингиз Абдуллаев
Пепел надежды
Начало 1
— Ваше имя?
— Константин. Цапов.
— Звание?
— Подполковник милиции.
— Стаж работы?
— Восемнадцать лет, из них пять на нелегальной работе.
— Награды?
— Орден Красной Звезды, четыре медали.
— Семейное положение?
— В настоящее время холост. Разведен. От первого брака имею дочь.
— Где проживает ваша первая семья?
— В Москве.
— Вы с ними встречаетесь?
— Да. Раз или два раза в месяц встречаюсь с дочерью. Ей пятнадцать лет.
— У вас остались родственники на Северном Кавказе?
— Наверное, остались. Но прямых нет. Нас было двое детей в семье. Отец погиб на фронте. Мать вырастила нас вместе с сестрой.

Сестра в настоящее время проживает в Казахстане. Она вышла замуж и живет там со своей семьей. Я думаю, что могу встретить родственников, но вряд ли они узнают меня, а я их.

Прошло слишком много лет.
— Вы понимаете, Цапов, что это будет самая опасная ваша командировка?
Самая опасная за все время службы.
— Понимаю.
— У вас есть просьбы или пожелания?
— Нет.
— У вас есть любимая женщина?
— Есть.
— Это та, которую вы указали в своем письме? Адрес точный, все совпадает?
— Да, все правильно.
— Мы установим за ней наблюдение. Какие у вас еще пожелания?
— Больше никаких.
Задающий вопросы мужчина в штатском посмотрел на лежавшие перед ним документы, потом перевел взгляд на сидевшего напротив человека.
— Документы и награды будут приняты в установленном порядке, — сказал он, — ваша квартира будет опечатана. Всех, кто так или иначе работал с вами или вступал в контакты, мы изолируем. Постараемся сделать все, чтобы избежать любых неожиданностей.

Хотя все предусмотреть не удастся. Придется импровизировать на ходу.
— Я все понимаю.
— И последнее. Вы дали согласие на некоторые изменения вашего лица. Врачи уверяют, что все пройдет нормально.

Однако мы считаем, что вам нужно дать время для того, чтобы вы могли немного привыкнуть к своему новому лицу.
— В каком смысле?
— Мы дадим вам отпуск на две недели. Знаете, некоторый период «акклиматизации» перед вашей поездкой…
— Нет.
— Не понял.
— Вы же знаете, что у нас нет времени. Меня готовили в таком срочном порядке именно потому, что у нас совсем нет времени. Мне не нужен период «акклиматизации».
— Этот вопрос не подлежит обсуждению, Цапов. И его решаем не мы с вами. Таковы рекомендации психологов.
— Мне кажется, они недооценивают конкретную ситуацию.
— Возможно. Но выполнять рекомендации психологов мы обязаны.
— Мы не можем снизить темп операции. Я вполне могу пройти «акклиматизацию» непосредственно во время работы.
— Хорошо. Я попробую еще раз поговорить с психологами. Они и так переусердствовали с вами, проверяя вашу психологическую устойчивость. Тем не менее меня просил