Библиотека в кармане -русские авторы


                

Абдулаева Сахиба - Как Мы Изобрели Фотосинтезатор


Сахиба Абдуллаева
КАК МЫ ИЗОБРЕЛИ ФОТОСИНТЕЗАТОР
Авторизованный перевод с узбекского Николая КРАСИЛЬНИКОВА
СЫН ХОДЖИ-АКА
Когда-то меня называли "сыном Ходжи-ака[Ака - почтительное обращение к
старшему, г Угилой - женское княфт "угил" - "мальчик". ]". И я уверена: вы
представляете меня этаким-послу.шным и очень прилежным пай-мальчиком.
Ошибаетесь. Я вовсе не мальчик, -девочка. Спросите: а при чем "сын
Ходжи-ака"? Правильно спросите. Но Давайте,-ка я лучше расскажу все по
порядку. С самого начала.
Вообще-то меня зовут Угилой2. По обычаю, этим именем родители называют
дочь, .когда надеются, что следующим обязательно будет мальчик... Если
честно, имя мое мне нисколечко не нравится. Звучит совсем не современно. В
ковде концов, не называют же самого младшего в семьях" где одни мальчики,
"Девчонкой"!
Ну, а в нашей семье, после того, как я появилась на свет и меня
назвали УгиЛой, родились еще две девочки.
И лишь девятым по счету родился мальчик. Родители назвали его
почему-то Умидом. Видели бы вы, как они с ним носятся... Это бы все ничего,
ведь он такой славный, хорошенький. Только едва мой братик начал ходить,
отец что ни день привесит ему все новые и новые подарки - игрушки,-
наряды...
Ну, а случай, о котором я хочу рассказать, произошел несколько лет
назад, во время летних каникул.
Маме, видно, надоело каждое утро заплетать нам косички, и она повела,
меня и сестренку в парикмахерскую. Там остригли нас наголо. От такой обиды
- я же большая девочка, в четвертый класс пойду, а меня оставили без волос!
- сдавило в горле. Я тогда долго плакала.
- Не плачь, не плачь, доченька,- успокаивала мама.- Косы еще отрастут,
а так в жару тебе будет легче..
Куда там легче! Я потом каждую ночь во сне заплетала свои длинные,
чуть не до пояса, косы, а утрoм, если случайно прикасалась к гладкой, как
мяч, голове, во мне снова просыпалась обида.
Как-то я заглянула в бабушкину комнату и перед старинным зеркалом
попробовала улыбнуться.
"Ну, впрямь, как настоящий мальчишка", - усмехнулась грустно я. И в
этот самый миг меня вдруг охватило какое-то озорство, Я надела трусики и
майку, купленные для Умиджана [Умиджан - ласкательное от "Умид". ]навырост,
и сразу стала - ни дать-ни взять - мальчишкой!..
И тут, как назло, меня окликнула мама:
- Угилой! Ты что там потеряла? Возьми лучше мелочь на столе и сбегай
за хлебом!
- Иду! - отозвалась я и, взяв деньги, в новой одежде .вышла на улицу.
Смотрю, а на другой стороне улицы - отец.
- Ассалому-алейкум! - поздоровалась я, изменив голос.
- Ваалейкум ассалом, хвала отцу твоему, жеребенок!- услышала в ответ.
Не оглядываясь, я побежала дальше. Наконец, запыхавшись, добежала до
хлебного магазина. Поздоровавшись с продавцом, я протянула ему деньги, но и
он не узнал меня.
- Чей это ты такой бойкий мрлодец? - улыбнулся он мне, подавая хлеб.
- Ходжи-ака! - сказала я.- Разве вы меня не знаете?
- Почему же,- лукаво сощурился продавец. - Знаю, что у
Турсунходжи-ака[Турсунходжа - полное имя от "Ходжа" ] девятым ребенком был
сын. Ой-бо, как время летит! Да и глаза у тебя точь-в-точь как у Ходжи-ака.
Значит, уже помощником отцу стал... Молодец! Передавай ему привет.
Придя домой, я рассказала маме все как было, и она смеялась до слез, а
папа почему-то нахмурился.
С этого дня сестры в шутку стали называть меня "сын Ходжи-ака", а мать
- "жеребенком". Только она редко меня так называла. Наверное, у нее не было
времени часто возиться со мной... Вскоре и папа привык к моему новому
прозви