Библиотека в кармане -русские авторы


                

Абрамов Александр & Сергей - Happy End


Александр Абрамов, Сергей Абрамов
Happy end
Посетитель, средних лет розовощекий голубоглазый сангвиник, решительно,
даже слишком решительно, минуя профессора и ассистента, прошел в
лабораторию. Скользнул любопытствующим, но не слишком заинтересованным
взглядом по белым панелям и цветной орнаментике и задержался на
стекловидном, вращающемся и чуть подсвеченном изнутри экране, похожем на
телевизорный.
- В этом лиловом аквариуме я увижу будущее? - засмеялся он.
- Не увидите, - сказал ассистент. - Увидим мы.
- А я?
- Вы будете спать. Сначала - просто гипносон, потом мы переведем его в
более глубокий - летаргический, вроде коматозного состояния.
- Зачем?
- Сонное торможение обычного гипносна для нас недостаточно. Необходимо
освободить рецепторы сложного действия, не требующие конструктивной работы
сознания. Уяснили?
- Сложно.
Профессор и ассистент переглянулись. Предстоял затяжной разговор с
изрядно надоевшими пояснениями.
- Попробуем упростить, - вздохнул профессор. - Любое воспоминание - это
как бы сигнал из прошлого. Вспоминаете ли вы детство, юность, события
десятилетней давности или вчерашний разговор - все это впечатления
прошлого, закодированные в каких-то ячейках памяти. Когда вспоминаешь
нужные слова или образы, приводится в действие вся конструктивная система
сознания. Но есть в мозгу центры, не требующие такой сознательной
конструктивной работы. Это область предчувствий, подсознательных
восприятий, телепатических передач и, как мы говорим, сигналов из
будущего.
Посетитель, как и подобает сангвинику, засмеялся по-детски звонко, без
всякой иронии.
- Не обижайтесь, профессор, - сказал он, - не верю. Ей-богу, не верю.
- Зачем же вы пришли тогда?
- Вам же нужна морская свинка для опытов, а мне любопытно.
- И непонятно, - колко добавил ассистент. - Как это - сигналы из
будущего? Будущего ведь еще нет. Оно еще только будет.
- Верно, - согласился посетитель, даже не поняв колкости. - Вот оно,
время. Движется, - он показал на часы-браслет. - Другого не знаю.
Профессор опять вздохнул. Сколько у него было таких разговоров, и как
все они, в общем, похожи. Например, о времени.
- А что такое время, мой друг, до сих пор никто не знает, Есть время
Ньютона и время Эйнштейна. А Стоун вообще считает, что никакого движения
времени нет. Нет ни вчера, ни завтра, ни прошлого, ни будущего. И время
существует все целиком, как Вселенная, и многофазно, как кинолента.
Согните ее, и кадры соединятся: вчера и сегодня, сегодня и завтра. Мы
сгибаем здесь ленту вашего времени. Открываем тайны предчувствий и
пророчеств. Когда-то считали их шарлатанством, сейчас это область научных
психокоммунинаций.
- Спасибо за лекцию, - сказал посетитель. - Дальнейшее умудрение
произойдет, как я понимаю, в этой веселенькой сурдокамере? - и он указал
на открытую белую кабину, от которой во все стороны тянулись к стенным
панелям разноцветные провода.
- У вас ассоциативное видение, - опять уколол ассистент: посетитель ему
явно не нравился.
- Так не я же увижу, а вы, - засмеялся тот. - Только одно примечаньице
к тому, что увидите. Идет?
- Какое?
- Happy end [счастливый конец (англ.)].
Ассистент опять не удержался.
- Гончаровская Марфинька, между прочим, тоже обожала романы со
счастливым концом.
- И Дарвин, - вмешался профессор. - У вас хороший пример, мой друг, -
сказал он посетителю, по-приятельски подталкивая его в кабинет.
Последнее, что увидел тот, погрузившись в санаторное кресло кабины,
была молния, сверкнувшая в