Библиотека в кармане -русские авторы


                

Абрамов Александр & Сергей - Время Против Времени


Абрамов Александр & Сергей
Время против времени
Глава 1
СИЛЬВЕРВИЛЛЬ
За несколько дней до нашего автомобильного путешествия вместе с приехавшим
в гости Дональдом Мартином я получил из Ленинграда письмо от Зернова, в
котором он горько сожалел, что не может оставить работу в
научно-исследовательском институте, куда он только недавно перебрался из
Москвы, и принять участие в нашей совместной поездке к Черному морю.
Выехали с Доном из Москвы, и уже через сутки спираль Симферопольского
шоссе среди бледно-зеленых виноградников вынесла нас к морю. Сверху оно
темно-синее, как в цветном телевизоре,- берлинская лазурь, размытая до
горизонта чуть влажной кистью. Церковь, только что висевшая над нами,
прилепившись к скале, вдруг оказывается наверху, отороченная кустарником,
растущим прямо из пропасти. Под колесами привычный асфальт-такой же, как на
Минском шоссе.
- Остановимся?-предлагаю я сидящему рядом Мартину, заметив крохотный
уголок лужайки между парой приютивших ее разлапистых крымских сосен.
Мартин, все еще критически относящийся ко мне, как к водителю, охотно
соглашается, и, оставив "Жигули", мы располагаемся тут же, на запыленной
траве, у откоса дороги. Боржоми, лимонный сок и термос со льдом дополняются
упакованными в целлофан бутербродами.
- Красота!-говорит Мартин, оглядываясь.
Я бросаю взгляд вниз, да так и застываю с открытым ртом. У Мартина
выпучены глаза, словно он увидел чудо. Чудо и есть. Мы видим не зеленые
террасы виноградников, не асфальтовый серпантин дороги, не далекую синеву
моря. Плоский песчаный берег. Вздутые дюны, поросшие невысоким корявым
кустарником.
- Альгарробо,-говорит Мартин.-Так его называют в Перу.
- Мы не в Перу.
- А это Крым, по-твоему?
Я оглядываюсь долго, долго. Нет, не Крым. Крымские пляжи - галька. А здесь
песок. Крупнозернистый и красный. Евпатория? Не похоже. Справа горы, только
низкие и волнистые, вроде севастопольских нагорий. Однако и Севастополем здесь
не пахнет. Город виден слева у берега, издали напоминающий мазню
абстракционистов. Черно-белые мазки невысоких строений. Рыжие плеши. Позади
холмы, не то спиленные, не то изрезанные. Ни одного высотного здания, ни одной
башенки.
- Я одного боюсь, Юри,-говорит Мартин.-Очень, очень боюсь.
Я догадываюсь, но все же спрашиваю:
- Чего?
- Мы опять там, Юри.
- Где?
- Зря спрашиваешь.
- Не тот город,-говорю я.- И море неизвестно откуда.
- Город, может быть, и другой. Ведь Река куда-то впадала? В море, наверно.
Вот у моря и построили,- Мартин по-прежнему задумчив и хладнокровен.-И машины
твоей, кстати, нет.
Машины действительно нет. Ни близко, ни далеко. Мы сидим, поджав ноги, на
голой песчаной пустоши. Даже следов завтрака не осталось.
- Пешком придется тащиться до города,-вздыхаю я.
- Миль десять,-уточняет Мартин.
В его классическом спокойствии звучат тревожные нотки. В самом деле, зачем
хозяевам этого мира понадобился новый эксперимент? Только потому, что мы
оказались вместе с Мартином?..
Мы нехотя поднимаемся, стряхивая песок с джинсов.
- В таком виде и пойдем? Заберет первый же "галунщик".
- "Галунщиков", может быть, уже нет, а шмотки у нас вневременные и
вненациональные. Штаны да рубаха - в любом веке сойдет.
Жара немилосердная. Сквозь облачное серое небо палит невидимое, но
безжалостное солнце. Духота сильнее, чем в Крыму, и она влажная, как в паровой
бане.
Первый же человек, которого мы встречаем на протоптанной по песчаному
побережью дорожке, одет не лучше нас: в грязной рыжей рубахе и неопр