Библиотека в кармане -русские авторы


                

Абрамов Геннадий - Ни За Грош


ГЕННАДИЙ АБРАМОВ
НИ ЗА ГРОШ
Криминальная повесть
Часть первая
ФИРМАЧИ
...тяжко, сипло дышал, мял, срывая дерн, месил сапогами жирную землю.,
налегал плечом и тянул, толкал, раскачивая березовый ствол с обломанными
ветвями, отдирая, отламывая прибитый к нему дорожный знак, и снова гнул,
выворачивая на стороны, чертыхаясь, спеша - и вырвал наконец, выдернул, и
пошел, яростно вскинув на плечо обрубок, туда, к поляне у озера на краю
леса, где наглые крики, стон и чей-то умоляющий голос, и лай, и взвизги
собаки...
С запада, закрывая солнце, наползало грозовое облако.
Небо меркло.
- Мать моя буфетчица! Катюха!
Андрей открыл ей, еще сонный, в халате, с надкусанным бутербродом в
руке. Она улыбнулась: "Привет", и проскользнула мимо. Высокая, стройная,
свежая.
Сняла на ходу шляпку и плюхнулась в кресло у журнального столика.
- Кофе в этом доме дают?
Он наблюдал за ней искоса, гадая, зачем она здесь.
Обманщица, он ей не верил. Лицо спокойное, строгое, распущенные волосы,
надменный профиль. Как всегда, модно, эффектно одетая. Она сидела, закинув
ногу на ногу, выстукивая туфелькой ча-ча-ча.
Андрей подогрел на кухне кофейник, принес еще чашку - для нее. Она
жадно отхлебнула и закурила, а он склонился над нею и обнял.
- По делу, Бец, - сказала она, сердито убирая плечо из-под его рук.
- Жаль, - ухмыльнулся он, оглаживая спинку кресла. - Я к тебе тоже не с
пустяками.
Он смотрел на нее сверху, из-за спины, все больше волнуясь. Попалась,
птаха. Мстительного чувства уже не унять. Она явилась без звонка, не
предупредив, и сейчас ему все равно, какое дело ее привело. Вот она здесь,
бесстыдно-дерзкая, сидит и пьет кофе, выставив напоказ полные бедра, и
курит, не подозревая, что время реванша начало свой отсчет. Она причинила
ему боль, когда спокойно пользовалась его услугами, а потом ускользала,
играючи, как будто так и надо, как будто он обязан ее выручать. Липкие
шепоты. Задетая гордость. И, несмотря ни на что, горькое обожание в
течение последних полутора лет. Она не могла не видеть, не знать. И
смеялась, смеялась. И в эту минуту он не чувствовал ничего, кроме одной
безоглядной решимости.
Она погасила сигарету, а он собрал в пучок ее вьющиеся волосы,
наклонился и поцеловал в шею. Она поднялась и отпрянула. Он настиг ее,
стиснул и резко развернул лицом к себе. Она все поняла. Выставила локти,
толкая его в грудь, молча, с гримасой отвращения, отчаянно перегибаясь в
талии. Он прижимался теснее и зло улыбался, давая понять, что
сопротивление, его только бодрит. Руки ее, дрогнув, ослабли, она обреченно
запрокинула голову, а он дурел от запаха ее тела, от духов "Клима",
которые она обожала. "Катя, Катенька". Рывком расстегнул "молнию", выдрал-
из-под пояса майку и, уткнувшись, заплямкал, целуя полные теплые груди.
Она схватила его за волосы, а он легко поднял ее на руки и понес.
Зацепился за ножку кресла, и они с грохотом повалились на ковер, опрокинув
напольную вазу. "Больно? Где?" - спрашивал он виновато, и она с размаху,
скривившись от досады и боли, влепила ему пощечину, а он улыбнулся,
тряхнул головой: "Живая..."
И нотом, когда они лежали на ковре, усыпанном искусственными цветами,
подложив под голову скомканный халат Андрея, и курили попеременно одну
сигарету, Катя, восхищенно рассматривая его мощные бицепсы, спокойная,
румяная, сказала:
- Щедра природа. Но не во всем.
- Ты, мать, на грубость нарываешься?
- Росточку бы тебе.
- А то?
- Был бы мой.
Он покосился на нее:
- Тигрица. Зачем пришла?