Библиотека в кармане -русские авторы


                

Абрамов Сергей - Сложи Так


Сергей Александрович АБРАМОВ
СЛОЖИ ТАК
Повесть
1
Уже давно ночь. Кругом тихо. Жена, должно быть, тоже давно спит в
своем санатории в Пицунде, а я сижу, не раздеваясь, у письменного стола и
думаю, думаю, думаю. Думать мне никто не мешает. Впрочем, ни о чем
особенном я не думаю, а только мысленно смотрю на воинский билет, паспорт
и затрепанный роман Агаты Кристи на английском языке "Убийство Роджера
Экройда". Книжка, как выяснилось, скрывает ключ к зашифровке секретной
переписки, прочесть которую, кроме адресата, никому не дано. Но, честно
говоря, книжка эта, несмотря на всю свою для нас важность, только маячит
перед глазами, а вижу я паспорт с именем и отчеством моего Ягодкина и
фотокарточкой человека, на него совсем непохожего.
Звонок телефона - этакий чуть-чуть журчащий зуммер, - я терпеть не
мог пронзительных телефонных звонков ни дома, ни на работе, они оглушали
только в приемной и тотчас же гасли, переведенные на мой аппарат,
преображаясь в такое же, как и сейчас, зуммерное журчание.
- Полковник Соболев слушает, - говорю я.
- Майор Жирмундский приветствует, - галантно, но чуть насмешливо
отзывается голос в трубке и тут же уже без всякой официальности
продолжает: - Не разбудил?
- Нет, не сплю. Думаю.
- Жену вчера проводил на юг и скучаешь? Не рановато ли?
- Не совсем точно. Скучаю, конечно, но не думаю о ней.
- Железная коробочка спать не дает?
- Допустим. Есть новости?
- Кое-что. Экспертиза номер один: на двух страницах у Агаты Кристи
ключ для шифровки текстов на английском языке. К сожалению, мы можем
только шифровать, а не расшифровывать. Текстов для расшифровки пока еще
нет.
- Пока?
- Я и не рассчитываю найти их сейчас - там уже два бульдозера
котлован для нового дома роют. А вдруг появятся? Мало ли как бывает. Ведь
остались же люди - кто, пока неизвестно, - но подходили же они иногда к
его киоску с газетами. Кому-то из них предназначались доллары из той
пачки, что была в коробке. Кому и за что? И от кого он сам получил эти
доллары и тоже за что?
- Нам же искать ответ.
- Сизифов труд.
- А может быть, он и не работал сейчас, а только состоял в резерве? -
размышляю я вслух. - За это тоже иногда платят. Отпечатки пальцев выявили?
- На Агате Кристи их как горохом рассыпано. А на пачке долларов все
пять пальцев те же, что и на коробочке с мелочью в его газетном киоске, -
пальцы Ягодкина. Муровский оперативник, что нашел труп, снял у него
отпечатки пальцев. Все сходится.
- Ты сказал "пальцы Ягодкина"? - уточняю я. - Но это не его имя. Не
того, на чье имя выписаны военный билет и паспорт.
Жирмундский смеется. Он очень доволен.
- Между прочим, как показала экспертиза номер два, в документах все
подлинное - не подкопаешься. Ты скажешь, что выдавал их Новорузский
военкомат в сорок восьмом году и девятнадцатое отделение московской
милиции в пятьдесят пятом? Верно. Вполне допустимо, что есть или был
другой, известный тебе Ягодкин, а документами его воспользовался
профессиональный разведчик, шифрующий свои донесения не по-немецки, а
по-английски. Мы, Николай Петрович, тоже не сидим сложа руки. Пока ты жену
провожал, мы кое-какую военно-архивную пыль встряхнули. И выяснили, что
сгоревший в состоянии полного опьянения во время пожара в однокомнатной
дворницкой сторожке киоскер-пенсионер Ягодкин был Ягодкиным еще в 1946
году после возвращения из плена. Тогда же была запрошена указанная им
воинская часть, в составе которой он якобы участвовал в военных действиях,
и получен ответ, что Ми