Библиотека в кармане -русские авторы


Андронова Лора - Скажи 'сабикон'


Лора АНДРОНОВА
Скажи "Сабикон"
Пятый подъезд дома тридцать семь по улице Строительной не отличался
красотой и ухоженностью. Грязно-зеленые стены пестрели подозрительного
происхождения пятнами, на лестничных площадках пылились липкие лужи.
Тошнотворно воняло рыбой.
Остановившись напротив двери квартиры номер семьдесят восемь, Олег
затянулся в последний раз, бросил окурок на пол и нажал на кнопку звонка.
Тишину трижды огласила длинная трель. Никто не открывал.
- В сортире он, что ли? - пробормотал Олег, продолжая терзать звонок.
Из квартиры не доносилось ни звука.
- Лёнька, - заорал Олег, барабаня в дверь кулаками. - Ты там спишь?
Не дождавшись ответа, он сел на ступеньку и глубоко задумался.
Не далее как час назад, на автобусной остановке, он повстречал своего
старого друга Леонида Литвинского, тонкий стан которого гнулся к земле под
тяжестью целого ящика высококлассного пива.
- Зубр! - приветственно взревел Литвинский, опуская на землю свою
ношу. - А я как раз тебе звонить собирался.
Они обменялись рукопожатием.
- Что празднуем? - осведомился Олег, с легкой завистью принюхиваясь.
От Леньки пахло вином, сигаретным дымом и чем-то еще - неуловимым, но очень
приятным.
- Уже ничего. А праздновали... Юбилей шефа, кажется... Или годовщину
основания фирмы? Черт его разберет, в общем. Это не имеет никакого значения
- Леонид обезоруживающе улыбнулся, - А имеет значение то, что я, памятуя о
том, что у меня есть дорогой друг по имени Олег Зубр, глотка которого
всегда жаждет освежающего, припас некоторое количество сей душистой
живительной влаги.
- Купил? - не понял Олег.
Неловко переступив с ноги на ногу, Литвинский утомленно то ли присел,
то ли упал на ящик и укоризненно посмотрел на приятеля снизу вверх.
- Не купил, а припас! Подобно домовитому кроту унес в норку. На
собственном горбу, между прочим!
- Стало быть...
- Стало быть, жду тебя через час. Захвати с собой некоторое количество
хлеба, сыра и прочих продуктов, которые могут пригодиться двум
джентльменам, собирающимся приобщиться к таинству пивопития...
И вот, совершив стремительный налет на ближайший магазин, Олег прибыл
к заветной квартире. Из белого пакета доносились ароматы сыра и свежайшей
белой булки, выжидающе побулькивал глиняный кувшинчик с коньяком. Запустив
руку в мешок, Олег извлек оттуда огурец, и опечаленно им захрустел.
- Все ясно. Лёнька забыл про меня и глушит в одиночестве.
Перед его внутренним взором возникла настолько четкая картина
бессовестного Литвинского, исполняющего соло на ящике с пивом, что Олег
протяжно застонал и с удвоенной яростью навалился на дверную ручку. Не
выдержав напора, дверь жалобно щелкнула и отворилась. Поддеть карандашом и
скинуть цепочку оказалось делом простым.
- Алё! Ты жив? - закричал он, победно вступая в прихожую и
оглядываясь.
Леонид Литвинский жил широкую ногу. Просторная трехкомнатная квартира
не была обезображена ни шкафами, ни диванами, ни прочими предметами,
необходимыми для создания уютного мещанского гнезда, потому
немногочисленные Лёнькины пожитки обитали в углах и на подоконниках. На
единственной табуретке валялись майка и джинсы. На газовой плите
красовались заляпанные грязью кроссовки. В раковине одиноко плавала
бордовая роза. Судя по состоянию ее лепестков, пребывание розы в воде
исчислялось уже неделями. Посредине большой комнаты, возле матраца,
служившего, в зависимости от обстоятельств, столом, кроватью или ареной для
борьбы сумо, возвышался нетронутый ящик пива. Если н





    




Книжный магазин