Библиотека в кармане -русские авторы


Анненков Юрий - Анна Ахматова - Из Книги 'дневник Моих Встреч'


Юрий Анненков
Анна Ахматова. Из книги "Дневник моих встреч"
Туманы, улицы, медные кони, триумфальные арки
подворотен, Ахматова, матросы и академики, Нева,
перила, безропотные хвосты у хлебных лавок, шальные
пули бесфонарных ночей - отлагаются в памяти плас-
том прошлого, как любовь, как болезнь, как годы.
Б. Темирязев
Автопортрет, написанный Ахматовой, с очень большим сходством, в 1913
году:
На шее мелких четок ряд,
В широкой муфте руки прячу,
Глаза рассеянно глядят
И больше никогда не плачут.
И кажется лицо бледней
От лиловеющего шелка,
Почти доходит до бровей
Моя незавитая челка.
И не похожа на полет
Походка медленная эта,
Как будто под ногами плот,
А не квадратики паркета.
И бледный рот слегка разжат.
Неровно трудное дыханье,
И на груди моей дрожат
Цветы небывшего свиданья.
Я встретился впервые с Анной Андреевной в Петербурге, в подвале
"Бродячей Собаки", в конце 1913-го или в начале 1914-го года, после моего
трехлетнего пребывания за границей, где мы, может быть, тоже видели друг
друга, не зная об этом. В предисловии ("Коротко о себе") к своей книге
стихов (1961), Ахматова пишет:
"Две весны (1910 и 1911) я провела в Париже, где была свидетельницей
первых триумфов русского балета".
В 1911-м году я тоже жил в Париже и присутствовал, в огромном театре
Шатле, на триумфальной премьере русского балета Александра Бенуа - Игоря
Стравинского - Михаила Фокина "Петрушка" и на других спектаклях Дягилевской
труппы.
На следующей странице того же предисловия говорится: "Примерно с
середины двадцатых годов я начала очень усердно, и с большим интересом,
заниматься архитектурой старого Петербурга".
Это было также и моим увлечением, захватившим меня, когда я был еще
подростком. Сестра моего отца, моя тетка, Анна Анненкова, вышла замуж за
Николая Воронихина (личный врач императора Александра Третьего), внука
Андрея Никифоровича Воронихина, знаменитого русского зодчего, о котором я
уже говорил в главе, посвященной Максиму Горькому. С детских лет я любовался
в квартире Воронихиных автопортретом их предка, висевшим на стене в
просторной зале, и его архитектурными рисунками. Уже в гимназические годы я
любил узнавать на улицах строения Бартоломео Растрелли, Доменико Трезини,
Джиакомо Гваренги, Антонио Ринальди, Карло Росси, Валлэна де ля Мот,
Андреаса Шлютера, Ричарда де Монферрана, Тома де Томона, Воронихина,
Баженова, Стасова, Захарова... Петербургская классика.
Вся поэзия Ахматовой напоена петербургским воздухом. Поэзия Петербурга.
Понятие трудноопределимое. Но мы, петербуржцы, это отчетливо чувствуем.
Вновь Исакий в облаченьи
Из литого серебра.
Стынет в грозном нетерпеньи
Конь Великого Петра.
Или:
Сердце бьется ровно, мерно,
Что мне долгие года!
Ведь под аркой, на Галерной
Наши тени навсегда.
.........................
Ты свободен, я свободна,
Завтра лучше, чем вчера, -
Над Невою темноводной,
Под улыбкою холодной Императора Петра.
(1913)
Может быть, поэтому Георгий Иванов посвятил Ахматовой стихотворение:
Петр в Голландии
На грубой синеве крутые облака
И парусных снастей над ними лес узорный.
Стучит плетеный хлыст о кожу башмака.
Прищурен глаз. Другой прижат к трубе подзорной.
Поодаль, в стороне - веселый ротозей.
Спешащий кауфер, гуляющая дама.
А книзу, у воды - таверна "Трех Друзей",
Где стекла пестрые с гербами Амстердама!
Знакомы так и верфь, и кубок костяной
В руках сановника, принесшего напиток,
Что нужно ли читать по небу развитой
Меж труб и гениев колеблющийся свиток





    




Книжный магазин