Библиотека в кармане -русские авторы


Беляев Владимир Павлович - Город У Моря (Старая Крепость - 3)


Владимир Павлович Беляев
Старая крепость
Роман
Книга третья
Город у моря
В третьей книге романа повествуется о длинном и нелегком пути от первых
лет Советской власти до победы нашего народа над фашистской Германией, пути
который достойно прошли герои книги, навсегда оставшись преданными великому
делу революции.
Для старшего школьного возраста.
Содержание
На Кишиневскую
Опасный пост
Чистим картошку
Непрошеный гость
Угрозы Тиктора
Что же будем делать?
Вагонный попутчик
На улицах Харькова
Весеннее утро
При свете факелов
Звонок из Москвы
Попович из Ровно
Каверза
Никита молчит
Не везет бобырю!
Тиктор наступает
Ищем карту
В новом городе
Страхи миновали
Как получить ковкий чугун
Мы устраиваемся
Возле машинки
Соседка будит меня
На прогулке
В гостях у Турунды
"Ну ладно, мадам!"
В доме инженера
Ролики
Письма друзьям
Жертвы салона
Каюта на суше
Все, что ни делается,
- все к лучшему
Поручение Коломейца
Памятная получка
Записка под камнем
Радостная ночь
Где Печерица?
Труп в балке
Что такое "инспиратор"?
Находка под мартеном
Чарльстониада
Чарльстониада, или
Что пижонам надо?
(Фельетон в лицах)
Примирение
Плещут Азовские волны...
Поездка на границу
Эпилог. Двадцать лет спустя
КНИГА ТРЕТЬЯ
ГОРОД У МОРЯ
Памяти моего дорогого наставника,
писателя-коммуниста,
погибшего на войне, -
Евгения Петровича Петрова
посвящается эта повесть...
НА КИШИНЕВСКУЮ
Был свободный от занятий вечер, и мы вышли погулять в город. Петька
Маремуха важно шагал в своем коротком кожушке, от которого пахло овчиной.
Саша Бобырь поверх старых, порванных ботинок надел блестящие калоши и плотно
застегнул на все пуговицы длинное пальто желтоватого цвета, переделанное из
английской шинели, а я напялил уже немного тесную в плечах серую чумарку,
похожую на казакин. Она была коротка в рукавах, и крючки ее сходились
кое-как: еще в позапрошлом году мне перешили чумарку из отцовского пальто,
но я очень гордился ею, потому что в таких же чумарках ходили в нашем городе
работники окружкома комсомола и многие активисты.
По случаю субботы в Старом городе было людно. Хотя не все магазины были
открыты, но их ярко освещенные витрины бросали полосы света на узенькие,
замощенные плитками тротуары. По этим узеньким тротуарам главной улицы
нашего города - Почтовки - прохаживались гуляющие.
Какой-то подвыпивший, хорошо одетый тип с перебитым носом, никого не
стесняясь, открыто напевал песенку контрабандистов:
На границе дождь обмоет,
А солнце - обсушит.
Лес от пули нас укроет,
Шаги ветер заглушит...
Спи, солдат, курка не трогай,
Мы шуметь не будем.
Мы идем своей дорогой,
Тихие мы люди.
Мы идем по краю смерти,
По узкой тропинке.
Чтобы барышни носили
Чулки-паутинки.
Эх ты, жизнь моя хмельная!
А судьба - насмешка.
Нынче жив, а там не знаю,
Орел или решка?..
Можно было, конечно, и нам присоединиться к этому шумному потоку, но не
хотелось. Кроме молодежи с Карвасар, Выдровки и других предместий города,
тут сейчас, как всегда по субботним вечерам, прогуливались молодые
нэпманы-спекулянты. За два года нашей учебы в фабзавуче ненависть к ним не
утихла, а разгорелась еще больше. У комсомольцев и рабочей молодежи было
другое место для гуляний - аллея возле комсомольского клуба.
Мы шли прямо по мостовой. Еще днем таяло, совсем по-весеннему грело
солнце, а к вечеру снова подморозило. Лужи затянулись льдинками, на
проржавевших водосточных трубах повисли прозрачные сосульки.
- Зря ты надел калоши, Бобырь! Видишь, ка





    




Книжный магазин