Библиотека в кармане -русские авторы


Беляев Владимир Сергеевич - Реинкарнация Старых Товарищей


БЕЛЯЕВ ВЛАДИМИР
РЕИНКАРНАЦИЯ СТАРЫХ ТОВАРИЩЕЙ
Свежий ветер избранных пьянил
С ног сбивал, из мертвых воскрешал
Потому что, если не любил
Значит, и не жил, и не дышал
Просто Владимир Семеныч.
Необходимое предисловие
И все-таки жизнь у них удалась. В общем, все они живы. Свежий ветер недаром же из мертвых воскрешал.

Ведь так сам Высоцкий сказал.
Итак, все они по-прежнему вместе - во всяком случае, созваниваются регулярно. Все-все-все: и главные герои нынешней части дулогии Газза и Леха Евдокимов, и ухайдоканный монтировкой
Граф, и невольный самоубийца Альбертович, и застрелившийся
Санька Гаррос. Да и Никита Нидермайер тоже с ними.
Пару слов насчет любви. До сих пор жив такой классный мен. Его зовут Джеймс Хетфилд. У него есть закадычный друг - Ларс
Ульрих. Причем, самый что ни на есть закадычный. Джеймс - американец, Ларс - датчанин. Но это роли не играет.

Когда-то они вместе собрали рок-группу. Лучшую, к слову, в мире. Ее название - Metallica.

На ее выступлении Газза и Леха еще побывают. А Джеймс с Ларсом как-то на концерте Deep Purple, своих кумиров молодости, пизделись вдвоем, спина к спине, против пятнадцати человек.
Так вот я к чему.
Май 1990-го года. Я вовсе не имею ввиду, что именно тогда Латвия парламентарно выступила за собственную независимость - мне, как и нашим героям, на это, и на Латвию, и на независимость, по большому счету, насрать. Для меня куда более значимо другое событие.

Оно произошло в датской столице, Копенгагене. Как-то раз в один из отелей зашел Ларс. Поднялся в комнату Джеймса.
Последний сидел спиной к входной двери (а та не была заперта) и наигрывал на обычной акустической гитаре балладу, тихим голосом напевая мелодичную песню о любви. Что Джеймсу, кстати, доселе было несвойственно. Ларс просто охуел от этой картины.

Песня, названая "Nothing else matters", через полтора года прогремела на весь мир - и стала суперхитом на всех побережьях Атлантики и не только.
Уже потом Джеймс скажет: "У каждого свои понятия о любви. Для одних - это только постель. Другие просто хотят быть с кем-то.
Для меня это возможность положиться на кого-то. Особенно, когда ты в дороге. В пути легче всего потерять самого себя."
Так считает и Газза. Он уже несколько лет подряд говорит о том, что настоящие мужики знакомятся - и познаются! - именно за пределами родного дома и нигде больше. Там и происходит настоящая проверка на прочность.
Вот и вся любовь. Та самая, о которой поет Джеймс Аллан Хетфилд.
Часть I
1.
29 июня, 6:57 по общеевропейскому времени
Весело насвистывая "Turn the page" ("...when I go, I'm on a road
again...") и жадно проглатывая последние капли синего
Kalnapilis'a, я прошел по проспекту Витаутo мимо центрального универмага и свернул к каунасскому автовокзалу. Настроение, несмотря на трехдневный запой и ранний подъем, было превосходным: я, хоть и не до конца протрезвевший, ЕХАЛ НА
"МЕТАЛЛИКУ". Первый и единственный в Прибалтике концерт первой в мире трэш-банды, а то, может, и вообще первой рок-группы планеты
(это уже после посещения эстонской столицы мы с Лехой окончательно прониклись, что эти парни - действительно первые).
"Какие там могут быть "Роллинги", они и рядом не валялись," - еще досрочно сплюнул я бычком в первую подвернувшуюся по дороге урну.
До отхода штуттгартского автобуса оставалось ровно три минуты. Я расстегнул молнию на напоясной сумке с лейблом Olympic Winter
Games in Nagano, проверив, на своем ли месте билет на
"Металлику". Да, на месте, alles in Ordnung. Фиолетовый паспорт





    




Книжный магазин