Библиотека в кармане -русские авторы


Бережной Сергей - Андрей Лазарчук - Священный Месяц Ринь


Бережной Сергей
____________________________________________________________
Андрей ЛАЗАРЧУК. Священный месяц Ринь. / Суперобл. Д.Холодо-
ва; Ил. П.Кудряшова.-- СПб.: Terra Fantastica, 1993 (Кольцо
Мариколя; 3).-- ISSN 5-7921-0020-9.-- 384 с., ил.; 30 т.э.;
ТП+С; 60х90/16.
____________________________________________________________
В этом сборнике для меня по-настоящему новой была только
повесть "Иное небо". "Священный месяц Ринь" я имел честь на-
печатать в нулевом номере покойного журнала
"Z.E.T.", "Мумия" была у меня в рукописи -- и то, и другое я
знаю наизусть: сам делал набор. Писать об этих двух расска-
зах легко: думано-передумано... Повесть "Тепло и свет" вош-
ла в сборник в слегка переработанном виде -- но впечатление
от нее, в общем-то, не изменилось...
Собственно, цель переработки последней повести именно для
этого сборника ясна: из четырех произведений лишь она откло-
нялась от "генеральной линии" -- темы альтернативных миров.
Переработка выразилась в том, что повесть была оформлена в
виде писем человека из альтернативного мира аналогу его воз-
любленной из нашего мира. Честно говоря, от такого "свежего"
заворота слегка тошнит: до сих пор у фэнов на слуху совпаде-
ние коллизий лазарчуковской "Монетки" и "Карен в бесконеч-
ности" Уотт-Эванса. Простите, Андрей Геннадьевич, вы меня
сами вынудили подымать это старье, повторив наезженный пас-
саж. Этого не стоило делать, даже если давило издательство.
"Иное небо" и "Священный месяц Ринь" отрабатывают альтер-
нативные варианты истории России. В "Священном месяце" Рос-
сийская Империя сохранилась до конца двадцатого века, после
чего распалась (повторив судьбу СССР) на дюжину самостоя-
тельных территорий с разными общественными устройствами (в
частности, Москва стала столицей русского православного цер-
ковного государства). Действие повести разворачивается че-
рез полтора столетия после распада Империи на чужой планете,
где русской православной церкви удалось получить определяю-
щее влияние на местное население. В принципе, Лазарчука вол-
нует не столько тема взаимоотношения (взаимовоздействия)
двух цивилизаций, сколько вопрос о том, насколько далеко мо-
жет завести религиозный догматизм во взаимоотношениях социу-
мов на Земле. Надо сказать, ситуация вырисовывается весе-
ленькая: практически весь мир вынужден содержать закоснев-
шую и деградирующую тоталитарную Русь, постоянно идя во
взаимоотношениях с ней на уступки под давлением ядерного
шантажа церковников. Такой уступкой была и передача целой
обитаемой планеты под практически полный контроль русской
православной церкви, что приводит к катастрофе.
Само собой, вряд ли миру грозит православный догматизм,
но исламский фундаментализм "ничуть не хуже". Мировой поря-
док, смоделированный Лазарчуком, не особенно далек от
реальности, и приблизится к ней еще больше, когда в Аравий-
ской пустыне взорвется первое доморощенное ядерное устрой-
ство.
Что же касается художественных достоинств повести, то она
написана с редким мастерством. Автор блестяще проработал ан-
тураж, нашел шикарного главного героя, закрутил классную ин-
тригу и, как следствие, создал вещь, которая читается "навы-
лет". Некоторая вторичность в н е ш н е й идеи (уничто-
жаемая "по незнанию" инопланетная цивилизация -- увы, неори-
гинально) искупается прекрасным построением произведения в
целом.
Действие повести "Иное небо" разворачивается в альтерна-
тивном мире, где Германия выиграла Вторую мировую войну, ок-



    




Книжный магазин