Библиотека в кармане -русские авторы


Бережной Василий Павлович - Хронотонная Ниагара


Василий Павлович Бережной
ХРОНОТОННАЯ НИАГАРА
На огромном межзвездном корабле, который на протяжении
уже тысячи лет углублялся в пространство Галактики, вроде бы
ничего особенного и не произошло. Так же, как вчера, как и
год, и десять лет назад, он двигался по инерции, в его бес-
численных, залитых светом залах, лабораториях, оранжереях
бился пульс жизни - размеренный, ритмичный, как говорится, с
нормальным наполнением. Тысячи жителей этого космического
островка, построенного в форме эллипса, на пересечении осей
которого расположена Сфера управления, работают, учатся, от-
дыхают, развлекаются, даже не подозревая, что случилось
что-то необычайное. Знает об этом один лишь человек - девуш-
ка Ари, физик-теоретик.
Выпорхнув из круглого люка Сферы управления, Ари остано-
вилась на пустынной площади, чтобы перевести дух. Сердце ее
билось ускоренно, упругой девичьей груди было тесно в плотно
облегающем костюме. Ну что ж, произошло то, что должно было
произойти,- они отказали. Ари это предчувствовала, интуиция
обещала ей один шанс из тысячи. Но она вынуждена была поло-
житься на этот шанс. Еще перед тем, как перешагнуть порог
Координационного Совета, она догадывалась о негативной реак-
ции тридцати двух членов Совета и была почти готова к этому.
Но тридцать третий... Тридцать третий не то что удивил -
ошеломил ее и потряс! "Чтобы не нарушать принцип единодушия,
я тоже поддерживаю вывод Первого координатора". Услышав эти.
слова и увидев его постную мину, она была шокирована. Поду-
мать только! - этот самый человек уверял ее в своих глубоких
и целиком поглотивших его чувствах! Эта серая, жалкая лич-
ность пыталась убедить ее в синхронности чувств и намерений,
вынашивала идею об интимной близости! Шут гороховый! "Чтобы
не нарушать принципа..." Ничтожество! Даже воздержаться не
посмел - проголосовал против.
Сейчас, выскочив на пустую площадь, Ари пыталась овладеть
собой. Было горько на душе. И одиноко. Встала на ленту тро-
туара, и ее медленно понесло в сторону от основного корпуса.
Стояла, опустив плечи, безвольно повисли руки.
Что делать?..
Кто-то тронул за локоть. Нехотя повела глазом - он, трид-
цать третий. На лице улыбочка, ну конечно, будет оправды-
ваться.
- Сердишься?
Промолчала.
- Ну скажи: сердишься?
Глядя туда, где широкая труба туннеля сходилась в одну
точку, бросила:
- Разве сердятся, когда делают открытия?
- Какое же открытие ты сделала?
- Что ты пигмей.
- Я пигмей? - глупо хихикнул он, расправляя могучие плечи
и глядя на нее сверху вниз.
- Да, именно пигмей.
Некоторое время он молчал, не зная, что сказать. Наконец
решился:
- Неужели ты не понимаешь, что мой голос ничего не решал?
Если бы я даже... Все равно тридцать два против...
- Почему же не решал? Твой голос многое решил. По крайней
мере для меня.
- Ари, не горячись, подумай спокойно, взвесь...
Его голос дрожал, испуганно вибрировал, и это раздражало.
- Уверяю тебя. Ну подумай сама: что мой голос против
всех? И зачем? Все равно это не помогло бы... Ты ведь зна-
ешь, что я для тебя...
Он говорил и говорил, старался убедить, что в научных по-
исках нельзя вот так с налету, без подготовки. "Хитрит, -
думала Ари. - И довольно примитивно. Он просто испугался. И
лететь со мной тоже боится. Эгоизм! Замаскированный эгоизм!
И как я этого раньше не замечала?"
- Ну вот что: довольно слов. Говоришь, готов мне помочь?
- Конечно! - просиял он. - Как ты можешь сомневаться?
- Что ж, у тебя есть возможность доказать. Летим со



    




Книжный магазин