Библиотека в кармане -русские авторы


Бережной Василий Павлович - Такое Далекое Путешествие Чамхаба


Василий Павлович Бережной
ТАКОЕ ДАЛЕКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЧАМХАБА
Чамхаб сразу узнал это здание и сошел с движущейся ленты
на тротуар. Перед ним, поодаль от трассы, лежал огромный се-
рый камень, похожий на мозг человека: два полушария, изви-
листые борозды.
"Выверт, - подумал Чамхаб, ощутив глухую неприязнь и к
самому зданию, и к учреждению, находящемуся в нем. - Элект-
ронный архив... память... Все это понятно, но зачем же так
претенциозно?.."
Вообще говоря, оснований для недовольства не было ника-
ких: перенасыщенный тяжелыми впечатлениями своего космичес-
кого путешествия, он сам решил обратиться в этот уникальный
архив. Здесь можно обнаружить то, чего он не может вспом-
нить, получить информацию, хранящуюся в глубине нейронов.
Очень важно установить, что с ним произошло на этой злопо-
лучной планете. Спуск, первые шаги по ней - все это стоит
перед глазами. А встреча с аборигенами... На .них ведь напа-
ли... Он помнит многое. Даже само нападение. А вот что было
дальше, как он спасся, как очутился на корабле,- полный про-
вал памяти. И только вот этот электронный архивариус - "экс-
проприатор психики", как шутя называла его Анжела, заглянет
в самые дальние уголки памяти, напомнит все до малейших под-
робностей. Это необходимо не только для науки - космологии
или истории, это нужно миллионам людей.
Чамхаб остановился, заложив руки за спину, и долго расс-
матривал необыкновенное здание. Понимал: это его долг - пе-
редать всю, какую он имеет, информацию электронному мозгу,
но какое-то неожиданное чувство страха удерживало его. То и
дело в сером здании отворялись овальные двери, а он все сто-
ял, заложив руки за спину, и смотрел. Мысли его были далеко.
Вспоминались научные работники Космоцентpa - горечь и разо-
чарование отразились на их лицах, когда, дойдя до самого
критического момента за все время экспедиции, он сказал, что
дальше не помнит ничего, решительно ничего. Они перегляну-
лись, пожали плечами. Что ж, дескать, не повезло, возможно,
капитан психически травмирован... Чамхаб чувствовал себя
так, как будто чем-то провинился перед этими людьми, и не
только перед ними, а перед всем человечеством, хотя, конеч-
но, никто ни в чем его не обвинял. Тогда он сам предложил
воспользоваться электронным мнемоскопом. И оказалось, что он
угадал их невысказанное желание! Предложить ему это никто не
решался, это было бы неэтично. Ну а уж коль скоро он сам...
Разговор закончился в атмосфере истинного энтузиазма. Мне-
москоп может раскрыть тайну, заглянув в самые дальние зоны
памяти!
А теперь вот он заколебался. Глядя на это здание, он...
жалел, что предложил такое поспешное, легкомысленное реше-
ние.
Это напоминало шахматную партию в ее кульминации. От то-
го, какой ход сделать сейчас - а это в его власти,- зависит
все. Чамхаб горько усмехнулся - снова встал проклятый гамле-
товский вопрос: быть или не быть?
И он пошел прочь.
Встав на ближнюю ленту, потом на соседнюю, а затем на
среднюю, влился в массу пассажиров, но все-таки отыскал сво-
бодную трапецию, на которую можно было опереться. Старался
ни о чем не думать, наблюдал лица, особенно женские. Как хо-
рошо жить на Земле! Чтобы ощутить это физически, надо побы-
вать в космосе... Да... Теперь ему во сто крат роднее все
эти незнакомые лица, эти глаза, которые так и излучают мысли
и чувства. Но что им до того, все ли он вспомнил о своем пу-
тешествии или не все? Главное ведь известно: найдена плане-
та, на которой полным ходом идет жизнь,



    




Книжный магазин