Библиотека в кармане -русские авторы


Беркович Михаил - Сказание Большого Луга


БЕРКОВИЧ МИХАИЛ
СКАЗАНИЕ БОЛЬШОГО ЛУГА
Предисловие
Как и почему я взялся за «Сказание Большого Луга»? Какое он имеет отношение к тому, чем я живу сегодня? Есть обстоятельства, которые сильней человека. Иные приходят незаметно, и обязывают поступать так, а не иначе. И ты начинаешь подчиняться требованию. Но бывают обстоятельства, вихрем врывающиеся в твои планы и поступки, и ты, помимо воли, попадаешь под их властное влияние. Случай с информацией об Абазинской коммуне и ее людях — один из таких. Все началось с того, в начале восьмидесятых годов ко мне, репортеру городской газеты «Кузнецкий рабочий», обратились руководители производственного объединения «Сибруда». Приближалось пятидесятилетие объединения и им хотелось бы издать книгу о людях, об очень интересной истории возникновения рудников в Сибири. Иные мои коллеги относились к такого рода литературе с долей брезгливости. Дескать, только художественная литература имеет право на существование. Я не разделял эту точку зрения, поскольку знал, как много интересного таит история отдельных предприятий. Пожалуй, не слабее самых талантливых вымыслов, например, строительство Кузнецкого металлургического комбината, или освоение на этом предприятии выплавки броневой стали во время Отечественной войны... Максим Горький проявлял интерес к истории фабрик и заводов. Он, как никто другой, понимал, что история предприятий это — история страны, ее народов. Но одно дело, когда за реализацию идеи берется свободный художник, и совсем иное дело, когда она обуревает сознанием некоего партийного работника, который непременно хочет «отобразить» работу партийных комитетов и бюро, профсоюзных организаций. Он платит деньги, значит, он и заказывает музыку. Все это я хорошо понимал, ибо уже наработал некоторый опыт выпуска заказных книг. Но надеялся на себя, к тому же и финансовое состояние семьи толкало к этой работе. Нет худа без добра. Я объехал почти все рудники Западной и Центральной Сибири, изучил их истории, написал несколько солидных очерков. Побывал в Ирбе и Абазе. И маленький посе-лок, и небольшой городок оставили неизгладимые впечатления. Я увидел, почти явственно, какая яростная борьба шла здесь за технический прогресс в течение последних двух веков. Почти живыми представали передо мной исторические лица, участвовавшие в ней. Про Абазу я писал не однажды. Были очерки. Но всякий раз я оставался неудовлетворенным. А тема не отпускала. Пришлось взяться за роман «Сказание Большого Луга». В нем действует много подлинных героев абазинской истории, но есть и вымышленные имена. Ибо я писал не фотографический портрет времени и событий, пытался представить себе, как люди жили, и через что им приходилось пройти, чтобы не только выстоять, но и заниматься тем делом, которое для большинства из них стало единственным на всю жизнь. Что из этого получилось — судить не мне. Михаил Беркович. Сказание Большого луга роман У Абакана характер крутой, сибирский. Даже в межень, в самую жаркую пору, кипит он на порогах, взбрыкивает белыми бурунами, крутит прозрачные, слегка зеленоватые струи в омутах с такой неуемной силищей, что поднимает со дна песок и мелкий гравий. И не дай бог тебе, путник, попасть в этот, не знающий пощады, водоворот. В полую воду река вырывается из берегов, словно зверь из клетки, и набрасывается на пойму — огромные пространства Большого луга, все сокрушая на своем пути. И зверь, и человек ранней весной уходили подальше от реки. Где-нибудь на Таштыпе или Чалпане пережидали, когда свирепый Абакан вновь



    




Книжный магазин