Библиотека в кармане -русские авторы


Емец Дмитрий Александрович - Мефодий Буслаев. Маг Полуночи.


child_prose
sf_fantasy
Дмитрий
Емец
http://literatura1.narod.ru/index.html
Мефодий Буслаев. Маг полуночи.
В Книге Судеб записано, что Мефодий Буслаев пройдет лабиринт Храма Вечного Ристалища в день своего тринадцатилетия. Мальчишка, родившийся в минуту полного солнечного затмения, впитал тайный страх миллионов смертных. Именно тогда в нем пробудился дар.

Благодаря своему дару, не осознавая того, он аккумулирует в себе самые разные энергии окружающих: любви, боли, страха, восторга, злости - и трансформирует их в абсолютную магию. Его дар и то, что он вынесет из Храма Вечного Ристалища, нужны стражам Тьмы, нужны и стражам Света...

Как, сделав выбор между Светом и Тьмой, остаться собой? На этот вопрос Мефодию придется искать ответ самому...
ru
ru
NickNo
MS Word, ExportXML.dot, FB Tools
2004-12-07
www.fenzin.org
EMETS_BUSLAEV_01_FF0456F6-C9AB-47EE-A6CE-786E56F987B0
1.0
Мефодий Буслаев. Маг полуночи.
ЭКСМО
Москва
2004
5-699-08234-4
Дмитрий ЕМЕЦ
Мефодий Буслаев. Маг полуночи.
(Мефодий Буслаев – 1)
ПРОЛОГ
ТИБИДОХС. КАБИНЕТ САРДАНАПАЛА
ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ ТАНИ ГРОТТЕР И ЗА СЕМЬ ЛЕТ ДО ЕЁ ПОЯВЛЕНИЯ НА О. БУЯНЕ
В камине главы Тибидохса Сарданапала Черноморова пылал огонь. Питекантроп Тарарах на корточках сидел у камина и поджаривал шашлык, нанизанный на шпагу. Мясо вкусно шкворчало и постреливало каплями жира.
– Оно, конечно, баранина ничего, да только с мамонтятиной всё равно – какое сравнение, слёзы одни! – ворчал Тарарах. – А на чём я жарю? Семь магов в школе, все головастые – жуть, один даже академик, и хоть бы кто удосужился нормальные шампуры наколдовать.

Спасибо, я годков двести назад у маршала Даву шпажонку отобрал. Хорошая шпажонка – аккурат на двенадцать кусков.
Тарарах не преувеличивал. В кабинете академика действительно находились все семь тибидохских преподавателей – сам Сарданапал, Великая Зуби, Ягге, Поклёп, Медузия, Соловей О. Разбойник и профессор Клопп. Причём находились по поводу, который никак нельзя было назвать приятным.
Усы Сарданапала безнадёжно подрагивали. И





    




Книжный магазин