Библиотека в кармане -русские авторы


Емец Дмитрий Александрович - Таня Гроттер 05


Дмитрий Емец
Таня Гроттер и посох волхвов
ТАНЯ ГРОТТЕР-5
Глава 1
РОДСТВЕННИКОВ НЕ ВЫБИРАЮТ
Самый добрый депутат Герман Дурнев воздел к потолку мутные глазки с белками цвета несвежей мыльной пены.
- Человеческой подлости и зависти нет границ! Ни-нель, золотце мое, меня лишили депутатской неприкосновенности, лишили всего! Кто я теперь?

Всего лишь почетный председатель В.А.М.П.И.Р. и генеральный директор фирмы "Носки секонд-хенд"! - надрывно заявил он.
- Герман, все же согласись, ты сам виноват. Притащиться на встречу с американским президентом в кожаных сапогах со шпорами и со шпагой! Они, конечно, там ковбои, но не до такой же степени.

И как тебя только пропустили? Я лично не удивляюсь, что все так закончилось! - осторожно заметила тетя Нинель.
- Да, да, да... Возможно, это было с моей стороны немного неосторожно. Но что такого особенного в сапогах?

Я же послушался тебя и не надел корону! - плаксиво пожаловался Дурнев.
- ГЕРМАН!
- Что Герман? Я уже целую кучу лет Герман! А вообще-то, клянусь, американца это позабавило! Он там сидел и от нечего делать рисовал на бумажке танки, а когда я крикнул: "А вот и он, больной зуб!" и зазвенел шпорами - тут он как подскочит!

А наш президент поморщился и погрозил мне пальцем. Знаешь, будто хотел сказать: "Опять этот Дурнев! Он меня просто достал!" - заявил почетный председатель.
- Германчик, ты забываешь, что было потом! - сказала тетя Нинель.
Самый добрый депутат отмахнулся от жены, точно от назойливой мухи.
- А что, кто-то еще этого не знает? Да по телевизору целую неделю только это и показывали! На меня навалились охранники и стали выкручивать мне руки.

Мне, председателю В.А.М.П.И.Р., депутату! Мне это не понравилось, и я стал сопротивляться. Вообрази, Нинель, я и не предполагал, что такой сильный. Они падали, как кегли в боулин-ге, а я ведь только толкал их эфесом шпаги и звенел шпорами.

Один, здоровенный такой, краснощекий, как помидор, представляешь, задрожал и закрыл шею руками. А я лишь посмотрел на него немного задумчиво.
- Просто посмотрел, и все? Ты уверен, что не пытался его укусить? - с подозрением осведомилась тетя Нинель.
Дурнев от возмущения даже передернулся.
- Кусать какого-то охранника с немытой шеей, который только поливает грязь этим мерзким одеколоном? Фи! За кого меня принимает собственная жена? Да я вообще не переношу вида крови!

В детстве мне становилось дурно, стоило уколоть иголкой палец и увидеть красную капельку... Вот слегка поджаренные бифштексы с кровью - совсем другое дело. Но они же не ходят на двух ногах!
Тетя Нинель обрушилась на диван, обреченно заскрипевший пружинами. Дальше ее муж мог не рассказывать:
она и сама все знала. Несмотря на шпагу графа Дракулы, количество восторжествовало над качеством. Дядю Германа скрутили и выставили вон.

На другой день многочисленные недоброжелатели Дурнева вынесли вопрос на голосование и лишили его депутатской неприкосновенности, а заодно и мандата. Возможно, Дурнев сумел бы еще на кого-то надавить и выкрутиться, но его пропуск в Думу тоже был аннулирован, так что потомку графа Дракулы некого было замораживать гипнотическим взглядом и не перед кем звенеть шпорами.
- Айседорка Котлеткина сегодня со мной даже не поздоровалась! Прошла как мимо пустого места. Она уже знает, что ты в опале, - грустно сказала тетя Нинель.
- Еще бы. Моей политической карьере пришел конец. Окончательный и бесповоротный. И Кйтлеткины это понимают.

У них нюх, - кивнул председатель В.А.М.П.И.Р.
Он увязал в болоте уныния.
- Чем ты тепер





    




Книжный магазин