Библиотека в кармане -русские авторы


Емец Дмитрий Александрович - Владимир Мономах


Дмитрий Емец
ВЛАДИМИР МОНОМАХ
НОВАЯ НАДЕЖА
Год 6600 от рожества Христова (1092) черным выдался на Руси. После
страшного неурожая сделался голод, открылся мор. Лишь гробовщикам раздолье - в
одном Киеве-граде продали они 7000 гробов за четыре месяца, а сколько
православных без гробов в землю легло да в Днепре сгинуло - того никому
неведомо.
Лето выдалось и того хуже - засуха. До чего полноводен Днепр и тот
отхлынул от берегов, обнажил пороги. О маленьких речушках и ручейках и
говорить нечего. За все лето трех капель дождя не выпало. Растрескалась земля,
обесцветилась.
Запылали сосновые боры, загорелись торфяники - воздух постоянно заслан был
горьким удушливым дымом, от которого солнце казалось сизым.
К зиме ожидали сильного голода. В Киеве побирушки базарные голосили:
"Ратуйте, православные, конец света грядет!" Шептались по углам вездесущие
странницы: "У вас еще что, хоть живы, слава те, Господи, а вон в Друцке и
Полоцке что творится, что деется! Сказывают, днем и ночью скачут там на конях
беси, уязвляют незримо граждан - и падают те замертво в ту же ночь."
А ближе к концу лета стали поговаривать об ином. Будто как выехал старый
князь Всеволод Ярославич на охоту, упал возле него с небес огромный огненный
змей. Хвост очертил, зашипел, растворился. Все того змея видели: и псари, и
сокольничии, и дружина.
Говорили в городе надежные люди:
"Скверный то знак: видать, помрет, князь скоро. Уж и здоровьем слабеть
стал. На кого оставит нас? Хорошо бы на Владимира Всеволодовича Мономаха, сына
своего, а коли Святополку достанемся, то быть худу".
После всех этих знамений на Руси стали ждать беды, и беда пришла, не
минула. В ту же зиму захворал старый князь Всеволод - любимый сын Ярослава
Мудрого - и преставился 13 апреля, едва успев вызвать к себе для прощания
сыновей своих Владимира и Ростислава.
Горько оплакав отца, Владимир и Ростислав похоронили его в Киеве рядом с
дедом Ярославом, в соборе Святой Троицы, как сам Ярослав некогда предсказывал.
"Что сотворим теперь, брате мой старший? Не стало отца нашего
возлюбленного. Некому отныне поучать нас," - со слезами обратился к Владимиру
брат его Ростислав.
Не только Ростислав ожидал теперь от Владимира решения. Вся Русь
находилась в растерянности. Точно вдовица горькая ждала она нового своего
суженого, надеясь втайне, что будет им князь Владимир Всеволодович. Иначе
хлебнут они горя со Святополком... Печальное это имя для Руси, кровавое.
Произнесешь его - и встает в памяти Святополк Окаянный, что поднял руку на
братьев своих Бориса и Глеба...
И - все надежды Руси обратились к Владимиру, которого любила Русь за
открытое сердце, бескорыстие и мощь бранную.
* * *
Владимир Всеволодович прозваньем Мономах родился в 1053 году за год до
кончины Ярослава Мудрого. Сказывала нянька, любимым внуком был он у Ярослава.
Не раз, де, старый Ярослав брал крошечного Владимира на руки и, прижимая к
груди, призывал на него благословение Божие.
Говорил будто он внуку:
- Помни, крещен ты в честь прадеда своего - князя Владимира. Будь же
достоин памяти его и имени его. Придет время и, знаю, вся Русь ляжет на твои
плечи. Не урони ее! Сохрани и пронеси с честью.
Правду ли говорила нянька или нет, да только Мономах достоин был своего
великого деда.
С юных лет привык он к походам военным, куда ходил с отцовой дружиной по
поручениям Всеволодовым. Грозный воин, не знавший страха в бою, был он
милостив к побежденным и заботлив о простом ратнике. В битве Мономах не терял
головы





    




Книжный магазин